Ядовитый розовый голубь

http://sh.uploads.ru/t/fZL8P.jpg

Перед вами розовый голубь (Nesoenas mayeri) — единственный доживший до наших дней эндемичный вид голубей острова Маврикий.

Когда-то на Маскаренских островах — Маврикии, Реюньоне и Родригесе — обитало 12 эндемичных видов голубей, включая знаменитого дронта (Raphus cucullatus). Все они,кроме розового голубя, вымерли в течение четырех столетий после прибытия людей — из-за охоты, сведения лесов и хищничества завезенных млекопитающих. Некоторые из маскаренских голубей исчезли так стремительно, что натуралисты даже не успели оставить их описаний, и теперь этим занимаются палеонтологи на основе субфоссильных останков.

http://sd.uploads.ru/t/1DgbN.jpg
Несмотря на рост численности, розовые голуби все еще нуждаются в человеческой помощи. Птиц регулярно подкармливают, а благодаря индивидуальным цветным кольцам ученые могут узнать каждую особь «в лицо». Это позволяет вести учет численности вида, а также дает информацию о его привычках в дикой природе.
Фото © Сергей Коленов, Национальный парк Блэк-Ривер-Горджес, Маврикий, 7 августа 2017 года

Розовые голуби едва не разделили судьбу своих сородичей: к 1990 году в дикой природе оставалось всего 9 особей. Исчезновение казалось неминуемым, однако его удалось остановить благодаря разведению в неволе. Спасение этого вида стало одним из самых больших природоохранных успехов в истории орнитологии. Сегодня розовый голубь все еще считается редким, но его численность растет. В 2000 году Международный союз охраны природы (IUCN) понизил его статус с «находящегося под угрозой исчезновения» (Сritically endangered, CR) до «вымирающего» (Endangered, EN), а в 2018 — до «уязвимого» (Vulnerable, VU). По современным оценкам, сегодня в лесах острова живет более 470 диких розовых голубей.

Даже если бы розовый голубь вымер, он все равно более чем на сто лет пережил бы всех своих местных сородичей. Последним из них в 1830-х годах исчез маврикийский синий голубь (гривун) (Alectroenas nitidissimus) — яркая птица с эффектным светлым воротником. Учитывая скорость, с которой вымерли другие голуби Маскаренских островов, выживание розового голубя кажется невероятным. Возможно, вид смог выжить исключительно благодаря удачному стечению обстоятельств. Однако есть и альтернативное объяснение.

Начиная с XVII века путешественники и натуралисты, посещавшие Маврикий, регулярно упоминали, что мясо розовых голубей ядовито. Первым из них был Рейер Корнелиш (Reyer Cornelisz), штурман корабля «Swarte Leeuw» голландского мореплавателя и адмирала, капитана Голландской Ост-Индской компании Якоба ван Хемскерка (Jacob van Heemskerk), который вместе с экипажем корабля провел на острове три месяца в 1602 году. Корнелиш записал в дневнике, что на Маврикии живут разные голуби, у некоторых из которых красные хвосты. Многие члены команды, которые ели мясо этих птиц, заболели.

«Краснохвостыми голубями» Корнелиша могли быть как розовые, так и синие голуби. Однако первый адмирал Голландской Ост-Индской компании Стивен ван дер Хаген (Steven van der Hagen), посетивший Маврикий пять лет спустя, безошибочно описал розовых голубей и упомянул, что некоторые верят в ядовитость их мяса. Он также описал симптомы отравления — прострацию и слабость в конечностях, однако сам сомневался, что его причина — голубиное мясо. По словам ван дер Хагена, многие из тех, кто ел голубей, не заболели. А некоторые из заболевших впоследствии вновь ели голубиное мясо, но уже без последствий.

Тем не менее в последующие столетия жители Маврикия хорошо знали о том, что розовые голуби ядовиты. Они даже придумали способ нейтрализовать действие яда — как можно быстрее отрезать голову убитой птице. Некоторые натуралисты упоминали, что голуби становятся несъедобными только в определенный сезон года.

Сегодня орнитологам известны всего несколько видов ядовитых птиц. Среди них новогвинейские воробьиные — питоху (Pitohui), синеголовые ифриты (Ifrita kowaldi) и лесные сорокопутовые мухоловки (Colluricincla megarhyncha), которые накапливают в коже и перьях батрахотоксины съеденных жуков из рода Choresine. Сходный яд содержится в организме знаменитых древолазов (Dendrobatidae) — ядовитых южноамериканских лягушек.

Еще два вида птиц могут становиться несъедобными время от времени. Это африканские шпорцевые гуси (Plectropterus gambensis) и обыкновенные перепела (Coturnix coturnix). Первые получают яд из жуков-нарывников (Meloidae), а вторые — во время миграций из семян ядовитых растений, например болиголова пятнистого (Conium maculatum) и морозника (Helleborus) (но не часто обвиняемого в этом пикульника (Galeopsis)). Отравления мясом диких перепелов упоминались уже в Библии и у античных авторов и случались достаточно часто, чтобы для них даже был предложен специальный медицинский термин — котурнизм. Симптомы этого состояния напоминают симптомы отравления соответствующим растением.

Ни одна из ядовитых птиц не умеет вырабатывать яд самостоятельно, а получает его с пищей. Скорее всего, ядовитость розовых голубей устроена так же. Это предположение высказывали уже натуралисты XVIII века. Например, военный инженер Французской Ост-Индской компании Жан-Франсуа Шарпентье де Коссиньи предположил, что мясо этих птиц становится ядовитым из-за питания пасленом.

Настоящих диких пасленовых (Solanaceae) на Маврикии нет, однако ученые нашли среди аборигенной флоры двух подходящих кандидатов — кустарники афлойя Aphloia theiformis и Stillingia lineata. На обоих растениях кормятся не только розовые голуби, но и маврикийские попугаи (Psittacula eques), которые, по некоторым свидетельствам, тоже могли становиться ядовитыми.

http://sd.uploads.ru/t/yr1lk.jpg
Два растения, которые могли быть причиной ядовитости розовых голубей. Слева — афлойя Aphloia theiformis, распространенная от Восточной Африки до Маскаренских и Сейшельских островов. Фото © M. Gilson с сайта visoflora.com. Справа — Stillingia lineata, растущая на островах Индийского и Тихого океана.
Фото с сайта patrimoineenperil.mu

К сожалению, подтвердить или опровергнуть это объяснение невозможно: розовые голуби всё еще слишком редки, чтобы проводить над ними эксперименты. Еще сложнее понять, какое значение для этих птиц имела ядовитость. Было ли это приспособление против паразитов и хищных птиц, как у новогвинейских воробьиных, или просто случайное последствие кормления на ядовитых растениях? И действительно ли ядовитость помогла розовым голубям пережить появление людей и млекопитающих?
Возможно, мы никогда этого не узнаем. Хотя розовых голубей удалось спасти, их родные леса кардинально изменились — а значит, навсегда исчезли многочисленные экологические связи этих птиц с конкурентами, хищниками, паразитами и кормовыми растениями.

Фото © Сергей Коленов, Национальный парк Блэк-Ривер-Горджес, Маврикий, 9 августа 2017 года.