Отрывок статьи с журнала "Птицеводство".

К исследованию феноменальных способностей «крылатых марафонцев» подключаются ведущие ученые и специалисты. Разгадка навигационных возможностей голубя оказалась востребованной. Сложностью и мудростью поставленных экспериментов можно и нужно восхищаться, но их описание — предмет специального разговора.
Нас интересуют конечные результаты, а они говорят о следующем: навигационная система почтового голубя построена по принципу многократного дублирования, а точнее — крылатый «связист» имеет пять индивидуально работающих навигационных систем. Первая, свойственная большинству птиц, реагирует на вектор магнитного поля Земли. Участники спортивно-почтовых соревнований хорошо знают, что после старта голуби вначале делают несколько кругов над точкой выпуска для определения вектора направления магнитного поля, а затем начинают полет в направлении финиша. Вторая навигационная система, соизмеримая по дальности с первой, реагирует на инфразвук, который человек не слышит. В этом диапазоне волн окружающий мир сильно шумит, а голубь хорошо помнит характер шума в районе родной голубятни. Третья система, менее «дальнобойная» по с сравнению двумя первыми, реагирует на ультрафиолетовый свет. На графике восприятия света голубем, в отличие от человека, имеется второй максимум в ультрафиолетовой области. Зафиксировав знакомый свет в родной местности, голубь летит на сближение с ним как на маяк. Четвертая система, ближнего наведения, реагирует на запах родной голубятни. Вот почему в ветреную погоду почтовые голуби летят к голубятне по дуге относа запаха и заходят на посадку навстречу ветру. И самая ближайшая навигационная система — пятая. Голубь очень плохо видит в темноте, но это компенсируется его способностью видеть поляризацию солнечного света. В зависимости от расстояния до объекта его изображение появляется на сетчатке глаза голубя по-разному: близкие объекты дают объемное изображение, а далекие — плоское. Выбирая угол полета, позволяющий переводить плоское изображение в объемное, голубь летит в район голубятни. У каждого голубя все пять навигационных систем развиты по-разному, и этим объясняется подразделение наших «крылатых спортсменов» на стайеров и спринтеров. Но на этом перечень загадок «крылатых связистов» не исчерпывается.
В 1985 году в сборнике «Доклады АН СССР» (том 282, № 1) под снимком почтового голубя напечатано: «Общий вид биотелеметрического зонда, использованного в дистанционных геофизических экспериментах». Дистанционные геофизические исследования (иначе говоря, дистанционное зондирование Земли) проводятся уже не один десяток лет. Делается это обычно с самолетов или искусственных спутников Земли с использованием фотографических, телевизионных, инфракрасных или радиолокационных систем весом в десятки, а то и сотни килограммов. Но исследователи четырех академических учреждений Украины — институтов ботаники, геологии, зоологии и физиологии — применили с теми же целями почтовых голубей, правда, тоже технически оснащенных. На спине каждого голубя устанавливался крохотный радиопередатчик, соединенный двумя проводками с закрепленными на голове голубя электродами. Измеренные таким образом биопотенциалы мозга голубя прямо на лету передавались в эфир и принимались вертолетом, летевшим рядом параллельным курсом. На борту вертолета велась запись электроэнцефалограммы (ЭЭГ) и фиксировалось поведение голубей в полете. Автор этих строк присутствовал при проведении таких экспериментов в начале 1980-х годов. К опытам привлекались почтовые голуби из хозяйства Николая Кононовича Старука — многократного чемпиона и призера Киева по спортивно-почтовому голубеводству.
Поведение голубей в полете изучалось на местности, подобранной по сделанной с орбиты спутника Земли фотографии, где был зафиксирован скрытый в недрах крупный глубинный разлом. Увидеть его можно только с космической высоты, которая позволяет связать отдельные, казалось бы, независимые детали рельефа в качественно новое, целостное изображение. А голуби, летевшие над самой землей и не способные видеть разлом, специфично реагировали на него. Над тектоническим разломом голуби теряли ориентацию, начинали метаться и пытаться выйти за пределы «бермудского треугольника». ЭЭГ подтверждали, что крылатых гонцов сбивало с правильного маршрута именно гравитационное поле разлома. Влетая в его зону, голуби переставали поворачивать головы, не двигали глазами, а постоянный потенциал ЭЭГ, до того пребывавший неизменным, увеличивался в 2-3 раза, как в стрессовой ситуации. Все голуби, влетая в зону разлома, теряли ориентацию и хаотично блуждали над ним в течение 15-30 минут, пока случайно не вылетали за его границы. Зато, вылетев, голуби тут же брали верный курс на свою голубятню. На вопрос автора этих строк исследователям: «Почему теряются почтовые голуби во время соревнований?» последовал ответ: «Слабые и нетренированные голуби не всегда могут выбраться из гравитационной ямы». В подтверждение была показана гравитационная карта холмов, на которых находится столица Украины. По расположению на карте гравитационных линий стало понятно, почему наши крылатые спортсмены подлетают к своим питомникам во время соревнований не с того курса, откуда мы их ждем. Была выдвинута версия, что хорошо тренированный голубь, находясь в полете на спортивной дистанции, обходит «стрессовые» участки стороной.
Ученые полагают, что уникальные навигационные способности почтовых голубей связаны с восприятием ими информации о различных геофизических явлениях, так как над погребенными под землей гигантскими трещинами в земной коре существуют магнитные, гравитационные, электрические и другие аномалии. Очевидно, они и влияют на механизм ориентации голубей, внося в его работу существенные помехи. По-видимому, шоковую реакцию птиц на строение и состояние недр можно будет использовать для ведения геофизической и геологической разведки. Такой вывод позволяет утверж-дать, что голуби — умные и благородные существа, которые, будучи окружены лаской и заботой человека, просто не могут не быть ему полезными в мирное и военное время.