Глупость нетерпения

Noël De Scheemaecker

Молодой голубевод: Однажды ты говорил мне о нетерпении, что оно является препятствием жизни как таковой, не дает действительно жить наслаждаясь. И это напрямую относится к голубиному спорту. Разве прогресс не означает одновременного увеличения темпа жизни, идущего рука об руку со скоростью? Например, современные сверхскоростные поезда едут со скоростью 300 км/час, в то время как старые делают максимум 140 км/час. Какая экономия времени! Это - прогресс, его нельзя удержать. Быстрее, еще быстрее... Победить, наконец, время!

Опытный тренер: А что дальше? Прогресс, дорогой друг, это - не вопрос выигрыша в минутах, а вопрос качества жизни. "Торопливая" жизнь приятнее, чем "спокойная" - так, по-твоему?
Я хочу рассказать тебе одну короткую историю о лучшем голубеводе, который жил в Бельгии перед Второй мировой войной, а именно о докторе Артуре Брико из Йолимонта. "Торопливость" была его большим другом, а "терпение" - большим союзником тех фантастических успехов, которых он добился.

Молодой голубевод: Я полагаю, что первостепенно - качество голубей, лишь оно может стать основой для сенсационных успехов.

Опытный тренер: Достоверно известно, что доктор Брико обладал очень хорошими голубями, но были в Бельгии и сотни других голубеводов, которые тоже имели хороших голубей. Здесь уместен другой вопрос: почему доктор Брико все-таки превзошел их? По большей части его превосходство отличалось тем, что он добивался фантастических результатов с голубями, которым было 3, 4, 5, 6, 7 лет. Его голуби имели долгую спортивную карьеру, что так редко встречается. Сколько сегодня в наших результатах найдется голубей, которым от 4 до 7 лет, которые летают уже в течение 5 лет? Они крайне редки. А почему?

Молодой голубевод:   Расскажи мне о системе доктора Брико.

Опытный тренер:  Несмотря на то, что она не является тайной, систему трудно понять при сегодняшнем менталитете. Голубеводы, как и все люди, в погоне за скоростью, что совершенно не равносильно прогрессу... Современники доктора Брико считали его чудаком, говорили, что он не следует своему времени, избегает прогресса. А ведь его успех был несомненным фактом. Он был хорошим знатоком голубей. Он судил своих голубей в руках, а не по их результатам. По его словам голубь должен лежать в руках как груша, у него должно быть шелковистое оперение, шелест которого невозможно было бы услышать при планировании голубя в воздухе. Кроме того, его крыло должно соответствовать объёму его тела. В годовалом возрасте он выпускал  голубей  только на коротких тренировках. Он говорил, что его не интересуют их призовые места, чувство ориентации развивается с возрастом, и оставлял  только тех которые возвращались в абсолютно свежем состоянии. Эти голуби в двухлетнем  возрасте  соревновались как вдовцы,  но только в соревнованиях до 600 км.  А с трех лет начиналась их действительная спортивная  карьера, которая могла длиться 5 лет. Его редко разочаровывали голуби своими плохими результатами, при этом у него никогда не было больше 80 голубей.

Молодой голубевод: Ты действительно считаешь, что сегодня это возможно? Все сегодняшние наши мастера имеют сотни голубей... неужели ухудшилось качество нашей птицы так, что нам приходится держать больше голубей, чтобы показывать хорошие результаты?

Опытный тренер: Не обязательно. Но я думаю, что голуби во времена Брико, Дурая, Хавенита и других были здоровее, чем сегодняшние, их сопротивляемость была сильнее, в противоположность сегодняшней, когда слишком много медикаментов препятствуют этой силе. Я считаю, что применение и злоупотребление медикаментами для человечества также опасно, как атомная бомба. Это - наша безответственность, и это - мое  последнее слово...